Что читают современные подростки

Leomax

Не верьте, что дети перестали читать. В конкурсе юных чтецов «Живая классика» в прошлом году приняли участие почти 2,5 миллиона школьников из России и других стран. У президента Фонда «Живая классика» Марины Смирновой есть особые аргументы.

Родители жалуются: дети читают мало, да и то из-под палки. А в конкурсе участвуют более двух миллионов школьников — где нашли столько читающих детей?

Марина Смирнова: Участвуют по разным соображениям — кто-то борется за поездку в «Артек», кого-то попросили представить школу на конкурсе, кто-то хочет связать жизнь с актерской профессией. Я не питаю иллюзий насчет того, что все миллионы — библиофилы. Но задача проекта — заинтересовать чтением. Не так важно, по какой причине подросток участвует в конкурсе, взял в руки книгу, важно, что взял.

За десять лет конкурсанты изменились?

Марина Смирнова: Эти школьники принадлежат к одному поколению, у них свои книги. «Гарри Поттер», графические романы Нила Геймана, «Властелин колец», для русских школьников «Метро» Глуховского. Есть и свои литературные явления — фанфики и сетература.

Исследователи утверждают, что наши подростки читают больше, чем их родители, что это растет вдумчивое поколение будущих ученых. Фото: пресс-служба фонда «Живая классика»

Изменения видны на большей дистанции. 20 лет назад не было айфонов, но уже был «Гарри Поттер». Американские исследователи утверждают, что поколение, выросшее с гаджетами в руках, сильно отличается от предыдущего. Эти подростки много времени проводят в виртуале, меньше общаются вживую, у них меньше реальных друзей, позже влюбляются, позже взрослеют. Их обвиняют в инфантильности. Наши же исследователи утверждают, что русские подростки читают больше, чем их родители.

Что читают подростки? Что ищут в книгах?

Марина Смирнова: Мы создали тест, позволяющий каждому подобрать себе литературу. Отвечая на вопросы, ребята неосознанно рассказывают о своих проблемах и стремлениях: «разобраться в себе», «личные отношения», «самореализация». Их чаще всего волнуют страх неудачи, отсутствие поддержки окружающих, переживания, связанные с первой любовью. Ищут в книгах образцовые модели поведения и мотивацию.

Взрослые понимают, какие уникальные дети им достались?

Марина Смирнова: Мы часто смотрим на подростков сверху вниз, хотя в чем-то они умнее нас и сообразительнее. Дистанционка показала, что учителя, попав в виртуальный мир, почувствовали себя неуверенно. Дети выключали им звук, выбрасывали их из скайпа, а те не успевали перестроиться. И вместо того чтобы учиться новому, мечтают о том, чтобы вернуться в зону комфорта, где их компетенций снова окажется достаточно. Но сегодня очень важно постоянно учиться, иначе легко отстать.

Чему вас научили дети?

Марина Смирнова: Я иногда чувствую себя динозавром рядом с ними. Понимаю, что нужно быть в тонусе, следить за трендами. Внимательно слушаю, спрашиваю, что модно, что я делаю неправильно, приглашаю их поработать волонтерами в фонде. Если постоянно не учиться, пропасть между поколениями станет колоссальной.

Каким должен быть идеальный урок литературы?

Марина Смирнова: Нужно убрать пафос, не рассказывать о Пушкине как о святыне. Школьники должны спорить, размышлять, формировать и отстаивать собственную точку зрения. А самое опасное — это заучивание интерпретации произведения и навешивание ярлыков. У современных учителей много интересных приемов. Можно вести страницы в соцсетях от лица персонажей и писателей, создавать буктрейлеры.

Взрослые часто смотрят на подростков сверху вниз, хотя часто те умнее и сообразительнее нас 

Чему еще научила дистанционка?

Марина Смирнова: В книге «Поллианна» Элинор Портер героиня играет в придуманную папой игру: ищет плюсы в тяжелых ситуациях — чем тяжелее, тем интереснее. Когда грянула пандемия, мы тоже пробовали так сыграть. И выяснилось, что участникам не хватало открытого обсуждения жюри. Онлайн не пошепчешься, и в дистанционном формате жюри приходилось спорить у всех на глазах, в прямом эфире. Конкурсанты видели, что нет единодушия, и это, как ни странно, придавало им уверенности. Они понимали, что если закрывается одна дверь, это не значит, что закрыты все остальные: не поступил в один вуз — попробуй поступить в другой. У дистанта много и других преимуществ. Раньше не все сильные участники могли прилететь на очный финал — перелет в Москву стоит слишком дорого. Онлайн решил эту проблему. Я думаю, что некоторые его элементы мы сохраним и после окончания пандемии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *