«Если ты большой, это не значит, что не надо заниматься малотоннажной химией»

Leomax

«Елка желаний стоит, просьба обратить внимание. Я думаю, каждому из нас не будет сложно сделать что-то приятное для ребенка или для взрослого человека», — предлагал собравшимся Рустам Минниханов «Елка желаний стоит, просьба обратить внимание. Я думаю, каждому из нас не будет сложно сделать что-то приятное для ребенка или для взрослого человека», — предлагал собравшимся Рустам Минниханов Фото: president.tatarstan.ru

Химический синтез на микрореакторах ускоряется в тысячу раз?

«Елка желаний стоит, просьба обратить внимание — это желания детей, пожилых людей. Я думаю, каждому из нас не будет сложно сделать что-то приятное для ребенка или для взрослого человека. Там много еще [желаний осталось]: некоторые не успели или мало взяли. Некоторые могут и по два-три исполнить. Это доброе дело, у меня тоже два желания: один в „Ривьеру“ хочет, но приболел немножко, а другой на спортивной машине мечтает прокатиться. Прокатим. Конечно, для него это на всю жизнь… Сделать что-то такое приятное и нам тоже приятно», — рассуждал сегодня, открывая предновогоднее заседание совета директоров «Татнефтехиминвест-холдинга» и параллельно срывая с елки чьи-то детские желания, президент РТ Рустам Минниханов, ожидая, пока к мероприятию подключится премьер-министр Алексей Песошин

Само совещание традиционно получилось насыщенным. Первым с докладом выступил генеральный директор входящего в «Ростех» АО «РЗМТ» и управляющий партнер швейцарского Wingflow AG в России Юрий Зозуля. Он рассказал о проточных микрореакторах и микрофлюидике — технологиях, которые, по его мнению, будут  «революционными для России», хотя компания их уже презентовывала на заседании ТНХИ-Х 7 лет назад. Впрочем, с тех пор технология шагнула вперед.

«Микрореакторы — это, по сути, миниатюрный химический завод. Если мы смешиваем две жидкости в одной емкости объемом 10 литров, в том числе потенциально опасные вещества, то в микрореакторе зона смешения — всего 10 миллилитров. Тот же самый эффект, но последствия в случае возникновения чрезвычайной ситуации несопоставимы с теми, которые могут быть при обычных условиях», — говорил Зозуля. Он заявил, что в некоторых случаях реакции на данных устройствах ускоряются в тысячу раз, и привел в качестве примера получение фармпрепарата «Ремдесивир» — того самого лекарства, которое применяется при коронавирусе. Его традиционный четырехступенчатый синтез занимает 16 часов, а микрофлюидная технология обеспечивает такой же результат за одну минуту. Кроме того, химический синтез осуществляется без образования побочных и промежуточных продуктов, заверил докладчик, перечислив два десятка химических процессов, которые могут осуществляться в микрореакторах.

Установка с габаритами метр на метр, которая увеличивает производительность процесса получения пластификаторов в 10 раз, экономит при этом электроэнергию в 7 раз.

Зозуля предположил, что Татарстану могут быть интересны микрофлюидные пропанты (материал, который используется в нефтедобывающей промышленности для повышения эффективности отдачи скважин с применением технологии гидроразрыва пласта). Они увеличивают дебет скважин, проникая в трещины на глубину до 120 м вместо 30 м, вовлекают в разработку краевые участки месторождений, облегчают работу насосов и т. д. Пропант может применяться в получении эпоксидных смол, малеинового ангидрида.

Но на нефтехимии возможности микрофлюидики не заканчиваются. Зозуля рассказал, что технология используется и в сельском хозяйстве (производство метионина — это незаменимая аминокислота для животных и птиц, используется как добавка к кормам), и в медицине, в том числе в модуле экстракорпорального оплодотворения (увеличивая вероятность беременности с 35% до 70%), ранней диагностики онкозаболеваний (возможность определять по анализу крови, какой орган поражен, даже до 1-й стадии рака, когда опухоль только-только начала формироваться). «Процесс, о котором мы можем говорить сегодня — моделирование организма на чипах. Ни для кого не секрет, что 90 процентов лекарств, которые работают на животных, не работают на людях. И выход из этого в том числе в построении моделей на базе микрочипов. По данному пути уже пошел Сургут, готовят материалы для закупки комплексной лаборатории на базе медуниверситета», — мотивирующе заключил Зозуля.

Разработка производства мощностью 5 тыс. тонн оценивается в 5 млн евро. Каждый новый модуль — еще около 2 млн евро. Таким образом, завод по производству метионина мощностью 50 тыс. тонн в год обойдется в 30 млн евро — более чем в 3 раза.

Рафинат Яруллин: «Направлений очень много, надо сейчас засучив рукава работать» Рафинат Яруллин: «Направлений очень много, надо сейчас засучив рукава работать» Фото: president.tatarstan.ru

— Рафинат Саматович, как можем приземлить идеи? — поинтересовался Минниханов у гендиректора ТНХИ-Х Рафината Яруллина.

— Направлений очень много, надо сейчас засучив рукава работать, — осторожно ответил тот. 

— Это своего рода революция, если то, что озвучено [реализуемо]. Мы, конечно, специалисты с Песошиным больше потребительского плана… Университеты [должны подключиться], я согласен, — скромно отреагировал Минниханов и обратился к Наилю Маганову и Шигабутдинову. — Как бы не было, мир быстро меняется. Это история о том, как крупные компании, надеясь на свою глобальность, имели печальный исход в дальнейшем. Надо очень внимательно смотреть, какие направления есть в мире. Малотоннажная химия у нас в стране на очень низком уровне, давайте вместе с наукой постараемся приземлить озвученные идеи. Самое главное — себестоимость производства и наличие рынка. Если производство имеет должную доходность, надо делать. Я знаю, что и Наиль Ульфатович много инновационных проектов осуществляет, и ГК «ТАИФ». Если с наукой вместе двигаться не станем, будем всегда отставать. Не значит, что если ты большой, [не надо заниматься малотоннажной химией]. Если где-то можно заработать, почему бы установку не поставить, если она окажется конкурентной», — подытожил президент РТ, дав соответствующее протокольное поручение Яруллину, ректорам и руководителям компаний.

Тимур Шагивалеев: «Сейчас строить завод полиамид 66 — это телега впереди лошади. Если минобороны хочет такой завод, они должны выставить долгосрочный оплачиваемый заказ…» Тимур Шагивалеев: «Сейчас строить завод по производству полиамида-66 — это телега впереди лошади. Если минобороны хочет такое предприятие, они должны выставить долгосрочный оплачиваемый заказ…» Фото: president.tatarstan.ru

«По всему миру за каждой тонной бензола бегают…»

Еще один любопытный проект предложило ООО «КамГеоТекс» (елабужская компания, резидент ОЭЗ, принадлежит Зайсуру Сунгатуллину и Дмитрию Бахареву). Замгендиректора предприятия Владимир Смирнов рассказал о перспективах использования бензола и производство полиамида-66. Возможности создания производства проработаны, объем инвестиции оценивается в 120 млн евро. Основным сырьем является бензол: НКНХ намерен выпускать его более 200 тыс. т в год, а на ТАНЕКО планируется выпуск в объеме около 60 тыс. т ежегодно.

«Специалистами спецвоенпрома разработаны по заданию минобороны специальные термокомплекты для использования в условиях высоких и низких температур. Они прошли проверку в войсках и приняты к эксплуатации, но их производство ограничено, хотя потребность составляет 1 миллион в год. Сейчас в месяц производится 5 тысяч», — говорил Смирнов.

Нити, созданные на базе полиамида-66, используются в авиастроении, резинотехнических изделиях и парашютах. Материал применяется в автомобилестроении, строительстве, производстве электроники и потребительских товаров. «Учитывая, что для специзделий не допускается применение импортных материалов, было рекомендовано рассмотреть возможности создания полиамида-66 в нефтехимическом комплексе РТ, который является лидером в России», — пояснил Смирнов, не конкретизируя, однако, кем была дана такая рекомендация. Потребность в нитях на основе полиамида-66 в РФ оценивается в 10–15 тыс. т, объем мирового производства — 1,5 млн в год, при этом к 2027-му он увеличится вдвое. В нашей стране материал не производится, поэтому страна импортирует ежегодно около 1 т самого вещества и 1,5 млн т изделий и комплектующих из него.

«По всему миру за каждой тонной бензола бегают. Дефицитный продукт! В связи с пуском этиленика будет производится 200 тысяч тонн бензола, у „Татнефти“ тоже возможности есть выпускать порядка 50 тысяч тонн. Куда направить его? Одна из вариантов — как раз полиамид-66, очень необходимый материал. „Татнефть“ известно о подобном, и я очень прошу посмотреть совет директоров НКНХ — это новая ступень в развитии, тысячи рабочих мест, большая база. С министерством промышленности разговаривали, возможны меры поддержки, вплоть до субсидий, здесь есть исполнительный директор Промсвязьбанка, тоже готовы рассмотреть данный проект», — с энтузиазмом поддержал Яруллин.

«Мы у себя тоже смотрели презентацию, и есть мнение, что здесь отражены не самые маржинальные переделы бензола», — аккуратно пояснил и. о. ректора КХТИ Юрий Казаков «Мы у себя тоже смотрели презентацию, и есть мнение, что здесь отражены не самые маржинальные переделы бензола», — аккуратно пояснил и. о. ректора КХТИ Юрий Казаков Фото: president.tatarstan.ru

«Сейчас строить завод по производству полиамида-66 — это телега впереди лошади. Если минобороны хочет такой завод, они должны выставить долгосрочный оплачиваемый заказ. СИБУР по Тобольску получил обратный акциз, по СУГу — 4,5 тысяч рублей за тонну, по этану — около 9 тысяч рублей на тонну — фактически субсидия. Если это госполитика и нужно поддержать, то можно подобное сделать, но государство должно заявить, что готово оказать поддержку, тогда и ТАИФ и „Татнефтью“ с удовольствием очень быстро сделают проект. И есть еще такой момент: США еще триллион долларов разместило, ЕС — 700 миллиардов евро…» — не вдохновился идеей гендиректор ОЭЗ «Алабуга» Тимур Шагивалеев.

— Тимур, санкции введут, ты американцев что-то не любишь, — в шутку предупредил его Минниханов. — Среди экономистов разные позиции, мы с тобой за то, чтобы влить деньги в экономику, другие говорят об обратном, и пока победа не наша. Вопрос не в том, сколько денег, а на что их тратить…

— Мы у себя тоже смотрели презентацию, и есть мнение, что здесь отражены не самые маржинальные переделы бензола, — аккуратно пояснил новый и. о. ректора КХТИ Юрий Казаков

— Если нужна господдержка, на минобороны выйдем, на правительство. Все равно куда-то надо двигаться. Когда крупнотоннажное производство, ошибки очень чреваты, поэтому нужно очень выверенно идти в тот или иной сегмент, — заключил президент РТ, попросив проанализировать проект.

Айрат Нурутдинов рассказал о путях трансформации предприятия и практике корпоративно-аналитического центра Айрат Нурутдинов рассказал о путях трансформации предприятия и практике корпоративно-аналитического центра Фото: president.tatarstan.ru

«Данные не универсальное сырье, как нефть»

На заседании выступил и гендиректор «Таттелекома» Айрат Нурутдинов,  который рассказал о путях трансформации предприятия и практике корпоративно-аналитического центра. Он напомнил, что в компании работают 4 тыс. сотрудников, имеется 10 млрд выручки и очень распределенное управление. «В последнее время решающую роль в управлении сложными системами начинают играть информационно-телекоммуникационные системы», — подчеркнул Нурутдинов. Говоря о формировании аналитической культуры, он привел исследование Economist, по которому только 29% руководителей принимают решение на основании данных, а большинство опираются на интуицию и советы других. «Когда говорят, что деньги — сосудистая система, мы добавляем, что это и нервная система, если нужен импульс — мы передаем туда деньги, если нужны итоги — получаем финансово-экономические результаты проекта. Деньги позволили создать империи и корпорации, но в последние десятилетия сильно удешевился процесс обработки и передачи информации, и мы опираемся не только на денежный показатель, за ним стоят конкретные процессы, углубив которые, можно улучшить показатели эффективности в разы, «расплести радугу».

По словам Нурутдинова, цифровые двойники стали привычными для производств, особенно химических процессов, управлять которыми человек не может, но которые происходят всегда одинаково. А процессы, связанные с людьми, очень плохо формализуются, имеют существенную вариабельность, поэтому компания пошла по пути выявления контрольных точек. Исходя из них создали дашборды — инструментальные панели, которые позволяют анализировать проекты, процессы, критические ошибки, финансово-хозяйственную деятельность и т. д. «Только один дашборд позволил увеличить выручку на 360 миллионов рублей в год. За два года нам удалось создать 1,5 тысячи дашбордов. Задача — чтобы это была культура. Я пользуюсь около 50 из них, остальными руководствуются при принятии решений мои заместители и специалисты по направлениям», — констатировал Нурутдинов, подчеркнув, что за два года увеличили прибыль предприятия в 8 раз.

«Цифровизация без реинжиниринга не дает существенных результатов. Данные  не универсальное сырье, как нефть, потому что она раскладывается на всегда определенные компоненты, а расплетание радуги каждый раз разное. Business intelligence — быстрый способ получения эффекта от данных и изменение ситуации на предприятии», — заключил Нурутдинов под слова Минниханова, что данные вещи важны для каждого предприятия.

Кроме того, свои проекты презентовали резиденты технополиса «Химград» ООО «Энергопроект-Инжиниринг» и ООО «Научно-производственное объединение «Патфил», которое занимается вопросами систем аэрации для биоочистки сточных вод. Гендиректор предприятия Андрей Михайлов напомнил, что, по данным минэкологии, более 60% сточных вод поступает в реки неочищенными или очищенными плохо, и отрекомендовал несколько видов аэраторов, задача которых — насытить стоки кислородом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *