Фармакологические войны. Как страны мира выясняют, чья вакцина лучше?

Leomax

21 декабря российский Центр Гамалеи и британско-шведская фармокологическая компания AstraZeneka подписали соглашение о сотрудничестве. Это может помочь «Спутнику-V» с лицензированием в ЕС. Пока в Европе и США только критиковали отечественную вакцину, хотя больше провалов случилось на испытаниях западных препаратов.

В чём на Западе обвиняют российскую вакцину?

После начала пандемии нового коронавируса в мире началась настоящая гонка вакцин. С виду она напоминала космическую гонку. Оно и понятно — тот, кто первый изобрел бы избавление от всемирной заразы, получил бы возможность продавать свою вакцину в большинство стран мира. 

Первой о разработке вакцины и о её регистрации заявили в России. 11 августа Минздрав зарегистрировал препарат «Спутник-V» Центра Гамалеи. Однако на Западе сразу заявили, что российская вакцина якобы не является безопасной, потому что не прошла все испытания. Отечественный препарат до сих пор отказались лицензировать в США и ЕС.

«Если раньше для ограничений торговли использовали таможенные барьеры, то теперь такую роль играют различные сертификации. Без сертификации Россия не может продавать свою вакцину ни в одной стране. Таким образом, западные страны пытаются обеспечить своим вакцинам преимущество», — говорит АиФ.ru эксперт клуба «Валдай», доцент Белорусского государственного университета Игорь Авласенко.

Главная претензия к российской вакцине — то, что она, по мнению критиков, не прошла достаточное количество испытаний. «Между тем, чтобы иметь вакцину, и тем, чтобы доказать, что она эффективна и безопасна, большая разница», — заявил главный инфекционист США Энтони Фаучи. Западные СМИ писали, что отечественный препарат испытывали на людях без их согласия. Якобы, для этого привлекали военных (об этом сообщала ABC News). Западные эксперты всячески намекают: Россия специально пропустила итоговое масштабное тестирование (так называемую «третью фазу») потому, что не сильно опережала конкурентов из других стран — а ей во что бы то ни стало нужно было быть первой. «Если Россия действительно выйдет на рынок с первой вакциной от коронавируса, то это станет следствием не только её научных достижений, но и готовности к риску», — заявили на телеканале NBC.

Большой восторг западной прессы вызвало заявление министра здравоохранения Турции о том, что Анкара отказалась от российского препарата из-за «несоответствия надлежащей лабораторной практике». «Русская вакцина в Турции объявлена токсичной» — гласили заголовки американской прессы. Правда, затем в Турции пояснили, что переговоры с Россией о поставках вакцины продолжаются.

В конечном счете, на популярности «Спутника V» вся эта риторика сказалась мало. Как рассказал глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, закупить препарат хотят более 50 государств. Наша страна планирует поставить 100 млн доз «Спутника V» в Индию, 50 млн — в Бразилию, 35 млн — в Узбекистан, 32 млн — в Мексику, а также по 25 млн в Непал и Египет. Со многими из этих стран, например с Индией, также заключены соглашения о локализации производства. Даже в Евросоюзе, в Венгрии, несмотря на строгие окрики из Брюсселя, говорят о возможности закупок российского препарата.

В чем «Спутник-V» обвиняют в России?

Критиковали отечественную вакцину и в России, особенно отечественная либеральная оппозиция. Главный тезис здесь заключался в том, что у России, по мнению оппозиции, просто нет достаточно развитой фармакологии, чтобы создать действительно качественный препарат. Однако в последние дни на этом фронте положение «Спутника-V» неожиданно начало меняться. Сразу несколько либеральных «лидеров мнений» заявили о том, что привились вакциной.

Так, например, ведущий радиостанции «Эхо Москвы» Александр Плющев, предварительно попросив не обвинять его в сговоре с властями, заявил, что пообщался врачами и знакомыми, сделавшими прививку, и тоже решил привиться. «Я подписан на нескольких людей, которые сделали, побочка минимальна, антитела — вырабатываются. Для меня — вполне достаточно, я тут пару месяцев назад сделал себе вакцины (отечественные) от гриппа и пневмококка, так что не помешает в коллекции», — написал он.

Прививку сделал и многолетний критик властей, отечественный поэт Лев Рубинштейн. А создатель медиапортала «Такие дела» Митя Алешковский заявил: «Привился я после того, как поговорил с множеством людей, которые уже привились сами, почитал чат испытателей вакцины и поговорил с врачами, которым доверяю полностью. Не буду никому ничего говорить про вакцину, цифры антител говорят сами за себя. Скажу только, что если вы не пойдёте прививаться сейчас или при первой возможности, пока есть пустые слоты на прививку и прививают вообще без справок с работы, то потом будете стоять в очереди за вакциной, когда все в неё внезапно поверят».

Проблемы западных вакцин

Между тем, большие проблемы во время испытаний были именно у западных вакцин. К примеру, при апробации вакцины от Pfizer и немецкой BioNTech умерли шесть человек. Четырём добровольцам, которые умерли, вводили плацебо, двум — саму вакцину, говорится в документе, опубликованном американским управлением по контролю за продуктами питания и медикаментами (FDA). Один пациент умер через три дня после ввода вакцины, он страдал ожирением и атеросклерозом. Второй скончался от сердечного приступа. Однако на регистрацию вакцины эти случаи не повлияли. Более того, к раскрутке препарата Pfizer подключились на самом высоком уровне. Ее прилюдно сделали вице-президент США Майкл Пенс с женой, а также королева Великобритании Елизавета II

Зато проблемы возникли у британско-шведской компании AstraZeneka. В октябре при испытании её вакцины также скончался один человек — в Бразилии. Первоначально причины смерти не раскрывались «из соображений этики и конфиденциальности», однако затем было объявлено, что испытуемому ввели плацебо.

Тут важно заметить, что смерть испытуемых может быть связана отнюдь не с вакциной. «Все на этом свете, вакцинированные или не вакцинированные, как мы с вами понимаем, умрут, — философски заметил после того случая директор института Гамалеи Александр Гинцбург. — Самое главное — от чего они умрут. Когда будет доказано, что он умер от введения вакцины, это для вакцины будет плохо. А пока это не доказано, я могу только сожалеть о смерти этого человека». 

Доказательств, что смерть человека в Бразилии случилась именно из-за вакцины, так и не появилось. По крайней мере, в публичном поле. Однако AstraZeneka до сих пор не получила лицензию. Поэтому нет ничего удивительного, что компания решила подписать договор о сотрудничестве с Центром Гамалеи. Для AstraZeneka это возможность вернуться в круг избранных фармакологических компаний, которые сейчас спасают мир от чумы XXI века. Для Центра Гамалеи это, с одной стороны, возможность улучшить собственный препарат, используя наработки коллег, а с другой — возможность зарегистрировать вакцину на Западе, используя известный бренд.

«Для европейской компании это также возможность перенять отечественный опыт и отечественные наработки. Тоже можно сказать и про российских исследователей. Такие „вакцинные войны“ мало идут на пользу научному сообществу, которые способны добиваться больших успехов, действуя заодно, а не по одиночке», — говорит Авласенко.





Оставить комментарий (0)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *