На Алтае решили издать книгу забытого писателя Авраама Высоцкого

В российской словесности, оказывается, есть два феномена с фамилией Высоцкий. Владимир Семенович, актер театра на Таганке, песни которого во второй половине ХХ века знала вся страна. И зубной врач Авраам Лейбович Высоцкий, который жил в Бийске с 1908 по 1919 годы и писал прозу. Его произведения отмечал Максим Горький. Последние тридцать лет жизни дантист Высоцкий провел в Палестине, и в советской России о нем забыли.

Память о писателе Аврааме Высоцком реанимировали два доктора наук из Израиля — Владимир Хазан и Роман Кацман. Сотрудники Государственного музея истории литературы, искусства и культуры Алтайского края (ГМИЛИКА) связались с профессором отделения славянской и русской филологии Еврейского университета в Иерусалиме Владимиром Хазаном, который поведал немало интересного о судьбе писателя-эмигранта. В свою очередь сотрудники ГМИЛИКА приняли участие в поиске публикаций Высоцкого и поделились ими с израильским коллегой.

Что известно о биографии писателя? Авраам Высоцкий родился в местечке Жорнище (Винницкая область) 6 января 1884 года по новому стилю. Высшее медицинское образование получил в Новороссийском университете. В первое десятилетие ХХ века жил в Одессе и Харькове, где оказался вовлечен в сионистское движение и был близок к революционным эсеровским кругам. По-видимому, спасаясь от политического преследования, Высоцкий был вынужден бежать на Алтай и поселиться в Бийске.

— Творческим дебютом Высоцкого стал рассказ «Синий Алтай», опубликованный с благословения писателя, журналиста и общественного деятеля Георгия Дмитриевича Гребенщикова в газете «Жизнь Алтая» 9 февраля 1914 года. В этой же газете в 1914-1915 годах были напечатаны рассказы «С дороги (На пароходе)», «На Оби», «Черта», «Воспоминания о лете (Из повести «За рекой»)». Полагаю, что именно Гребенщиков способствовал печати рассказов Высоцкого в томской газете «Сибирская жизнь», где вышли «Кровавые сны» и «Первое мгновенье» — рассказывает Владимир Хазан.

В 1914 году театр Бийска поставил спектакль по пьесе Высоцкого «Признание». А потом началась революция, и всем пришлось делать выбор. В 1919 году семья Высоцких покидает Алтайский край, пересекает границу с Китаем и приезжает в Палестину. А уроженец Алтая Георгий Гребенщиков перебирается в Америку.

— Высоцкий отыскал давнего приятеля, списался с ним. Предложил свои произведения Гребенщикову, создавшему в США издательство «Алатас». Романы Авраама Лейбовича, автобиографические по сути, опирались на драматическую судьбу еврея, родившегося в России и принадлежавшего двум культурам — русской и еврейской, — отмечает Владимир Хазан.

Помимо Гребенщикова, Высоцкого поддерживал Горький. Они не были лично знакомы, никогда не встречались, но переписку вели много лет. Алексей Максимович рекомендовал произведения Авраама Лейбовича к публикации в журналах «Летопись» и «Беседа». В августе 1929 года по Палестине прокатилась волна арабского террора, и Горький обратился к Высоцкому с просьбой написать об этом статью для еженедельника «За рубежом», который начал выходить в Москве под его редакцией. Высоцкий написал, но материал не был опубликован — не соответствовал новым идеологическим канонам.

Израильские ученые в творческом наследии Авраама Высоцкого выделяют три наиболее зрелые в художественном отношении романа: «Зеленое пламя» (1928), «Суббота и воскресенье» (1929) и «Тель-Авив» (1933). Авраам Лейбович с детства владел ивритом и идишем, но все его художественные тексты написаны только на русском языке (впоследствии книги Высоцкого были переведены на несколько языков).

— Главной причиной того, что Высоцкий не сумел перестроиться и стать еврейским писателем, является его укорененность в русской культуре. Полагаю, что корни этого феномена не в последнюю очередь следует искать в раннем творчестве писателя, в картине мира, которая сложилась в его художественном опыте в пору жизни на Алтае. Язык писателя — основной инструмент его образного мышления, который крайне трудно переделать или видоизменить, даже когда внешние условия настоятельно этого требуют. По всему видно, Высоцкому этого сделать так и не удалось. После 1933 года он как писатель замолкает. Именно в необоримости русского духа в еврейской душе мне видится основная «экзистенция» Высоцкого, — убежден Владимир Хазан.

В русской литературе писатели нередко рекрутировались из врачей — достаточно вспомнить Чехова, Вересаева, Булгакова, но в случае с Высоцким произошло обратное: во второй половине своей жизни он ушел из литературы и сосредоточился на медицине, где пользовался большим авторитетом среди коллег.

— Ни имя писателя Высоцкого, ни его литературные произведения не вошли в каноны русской и русско-еврейской литературы. Сегодня они известны лишь нескольким специалистам. Но мы живем в динамичном мире, хочется верить, что и Высоцкий-ранний, алтайского периода, и Высоцкий, творивший в Палестине, когда-нибудь объединятся в издании, где будет отобрано все лучшее из его творчества, и читатели откроют для себя еще одно забытое имя литератора-еврея, писавшего на русском языке, — надеется профессор из Иерусалима.

Рассчитывают на это и в ГМИЛИКА, где уже занимаются поиском путей издания книги произведений Авраама Высоцкого.

— Рукопись есть, и она должна быть издана. Потому что рукописи не горят, — убежден директор музея Игорь Коротков. — Естественно, это должен быть не коммерческий проект. Если у нас все получится, книги будем рассылать по различным библиотекам. В том же Израиле есть востребованность в русскоязычной литературе.

В музее не сомневаются, что издание сборника сочинений Высоцкого придаст импульс новым литературоведческим исследованиям. Так, в частности, было после выхода в свет на Алтае шеститомника Георгия Гребенщикова.

— У Георгия Дмитриевича был настолько широкий круг общения и связей, что чуть ли не любой исследователь русской эмиграции непременно выходит на наш музей. Кстати, когда мы общались с Владимиром Ильичом Хазаном, он с удивлением узнал о переписке Гребенщикова с «Агентством Стеймацкого», которое представляет собой крупную книготорговую сеть, хорошо известную в Израиле с начала ХХ века.

«Российская газета» будет способствовать возвращению к читателям творчества писателя Авраама Высоцкого.

Лимонная косточка

В Бийске в семье Высоцких родилось трое детей — сын Александр и две дочери — Эсфирь и Юдифь. Сын однажды выловил в чае лимонную косточку и посадил ее в горшок с землей. Вскоре все дети заболели скарлатиной, девочки выздоровели, а мальчик умер. Покидая Бийск, семья забрала горшок с ростком лимонного дерева. В Палестине он превратился в большое дерево, которое стало давать плоды. Рассказ об этом есть в книге «Лимонное дерево», написанной внучкой Высоцкого Ильиль Арбель, живущей в Америке. Эту историю ей рассказала мать — Юдифь Розенфельд, одна из двух дочерей Высоцкого.

Цитаты

Из письма А. Л. Высоцкого М. Горькому (Тель-Авив — Соренто, 20 сентября 1929 г.)

«Вообще я был бы счастлив найти свое маленькое местечко в русской литературе и не скитаться в мировом пространстве».

Из письма Г. Д. Гребенщикова А. Л. Высоцкому (Чураевка, Солсбери, Коннектикут — Тель-Авив, 10 октября 1934 г.)

«Перо Ваше умелое, много сердца».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *