Прогрессивный налог на дивиденды не достигнет цели

Прогрессивный налог на дивиденды не достигнет цели
Михаил Мишустин

Компании, которые агрессивно выводят дивиденды, роялти и процентные платежи за рубеж, должны платить прогрессивный налог на прибыль, заявил премьер-министр Михаил Мишустин. К такому бизнесу могут применяться и другие инструменты воздействия, добавил он, не уточнив, какие именно.

Хочется, чтобы больше доходов оставалось в тех регионах, где работают люди, чтобы люди видели, что компания, которая добывает или экспортирует что-то из их региона, платит и создает инфраструктуру для социального развития, объяснил Мишустин. Для этого необходимо донастроить механизмы, в том числе налоговые, сказал премьер, до этого возглавлявший ФНС. Правительство будет ждать предложений, в том числе от депутатов, но меры не должны убить в бизнесе желание создавать новый продукт, экспортировать, «здесь должен быть баланс», — заключил Мишустин.

В апреле 2021 г. в послании Федеральному собранию президент Владимир Путин поручил правительству изучить возможность донастройки налогового законодательства, чтобы те, кто выводит прибыль, а не вкладывает ее в стране, платили больше налогов. 

« Будем поощрять, конечно, тех, кто вкладывает »

Владимир Путин

президент России в послании Федеральному собранию

Затем депутаты Госдумы начали обсуждать законопроект о прогрессивном налоге на прибыль, которая выводится в офшоры. «Чем больше средств выводится, тем больше они должны облагаться налогом на прибыль», — объяснил председатель комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

Каким может быть прогрессивный налог

Как технически может работать такой прогрессивный налог на выплату доходов зарубеж, пока неясно, говорит партнер Deloitte Наталья Кузнецова, примеров такого режима в других странах нет. Сейчас с дивидендов, которые выплачиваются в России, компания должна заплатить 0%, 13% или 15% налога, а человек — 13% или 15%. Если деньги выводятся в другие страны, применяется ставка налогового соглашения, заключенного с этой страной. Но в 2020 г. по поручению Путина власти начали пересматривать соглашения с популярными у российского бизнеса странами. 

Российские власти уже пересмотрели соглашения с Люксембургом, Мальтой и Кипром, повысив в них ставку налога на дивиденды и проценты до 15%. Так же Минфин хотел поступить и с соглашением с Нидерландами, но голландские власти не согласились на российские условия. 11 мая Госдума одобрила закон о денонсации соглашения со страной.

Многие компании после пересмотра соглашений начали напрямую направлять деньги, например, на BVI, Джерси, отказавшись от промежуточных структур, рассказывает Кузнецова. 

Можно ввести прогрессивную ставку в национальном законодательстве, такой подход не противоречит соглашениям, говорит партнер EY Марина Белякова. Более того, в таком виде они даже получат новый смысл, так как при выплате больших дивидендов компании будут сохранять ставку 15%, рассуждает она, Но для применения соглашений, как и сейчас, надо будет доказать, что иностранная структура действительно распоряжается деньгами, на практике сделать это сложно. 

Еще один вариант — ввести повышенный налог на дивиденды, напрямую направляемые в офшорные юрисдикции, говорит Кузнецова. Такой аналог есть в Белоруссии, вспоминает партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин. Можно ввести налог на выплаты в страны из черных списков Минфина или Федеральной налоговой службы. 

Еще одна лазейка, которая по-прежнему существует в законодательстве, — сквозной подход. Он позволяет снизить эффективную ставку до 13% и даже до 0% при соблюдении определенных условий владения активом. Для этого иностранная структура должна заявить, что реальным получателем дохода из России является не она, а российское лицо. Льготой пользуются многие российские компании, рассказывает сотрудник налоговой службы. В 2020 г. Минфин предлагал отменить такой подход, но летом бизнесу удалось добиться отсрочки — Минфин согласился продлить режим до 2024 г. Отменять сквозной подход смысла нет, говорит Белякова, но должно существовать универсальное правило, что деньги должны вернуться к российской компании или человеку за 180 дней. Кроме того, можно отменить сквозной подход для тех компаний, у которых в цепочке есть офшор.

Нужно ли повышать налог на дивиденды

Пока такой налог больше напоминает попытку контроля за передвижением капитала, говорит федеральный чиновник. С операционной прибыли российский бизнес уже платит налог на прибыль в 20%, а также 15% при выводе ее за рубеж, то есть речь не идет об уклонении от налогов, говорит Калинин. Повышение же ставки имеет мало общего со стимулированием инвестиций, заключает собеседник VTimes. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *